Загрузка...

Последние заявления премьер-министра Армении Никола Пашиняна, озвученные на заседании правительства, а также в ходе визита в Грузию, дают определенные надежды на возможность рационализации армянской политики. Это относится прежде всего к выраженному Пашиняном «решительному настрою» в вопросе открытия транспортных коммуникаций в регионе.

Ранее, на презентации в парламенте пятилетней программы своего кабинета, Пашинян назвал «углубление или урегулирование отношений с соседними странами одним из важнейших направлений внешней повестки правительства Армении». Теперь же он подтвердил, что для страны чрезвычайно важно установить железнодорожное сообщение с Россией и Ираном, особо упомянув обсуждение данного вопроса в трехстороннем формате — совместно с Азербайджаном и Россией.

Не менее примечательно, что свой «решительный настрой» применительно к восстановлению региональных коммуникаций Пашинян сопроводил и «осознанием» стремления Азербайджана установить связь между своими западными районами и Нахчываном. Кроме того, армянский премьер признал и важность «повестки, связанной с проведением делимитации и демаркации границы с Азербайджаном». Отдельный реверанс был сделан в сторону Анкары: Пашинян вновь выразил готовность к «разговору» о нормализации отношений между Турцией и Арменией.

Неудивительно, что внутриармянской реакцией на премьерские заявления стал новый шквал обвинений в адрес «капитулянта» со стороны оппозиционных кругов. Мол, Пашинян продолжает свою «предательскую политику», приступил «ко второму акту капитуляции Армении», открывает дорогу для «экономической экспансии» Турции и Азербайджана, соглашаясь на создание Зангезурского коридора.

Но что предлагают в качестве альтернативы для побежденной в 44-дневной войне Армении сами оппозиционеры, немалая часть которых настолько неадекватна, что все еще вынашивает реваншистские планы? Ровным счетом ничего, ибо другого приемлемого пути развития для Армении, кроме разблокирования коммуникаций и мира с соседними тюркскими государствами, не существует. С этим, собственно, и связано обнародование «повестки» Пашиняна, которому, чтобы управлять Арменией, пребывающей по итогам войны в катастрофическом положении, приходится исходить из реальных и возможных, а не мнимых и ложных, перспектив.

Однако понятно, что одной рациональной постановки вопроса недостаточно, гораздо важнее практическое следование поставленным целям. Сумеет ли Пашинян действительно направить Армению на путь истинный, контуры которого заложены, между прочим, в трехсторонних заявлениях от 10 ноября 2020 года и 11 января 2021 года? Или все его заявления о «решительном настрое» — очередная дань популизму? В случае, если верен второй вариант, Армению ждут новые потрясения и катастрофы, и тут уж Пашинян точно не отделается одними обвинениями в «капитулянтстве»…

Интересный нюанс: после встречи с Пашиняном его грузинский коллега Ираклий Гарибашвили, напомнив о Карабахской войне как «сложном вызове для региона», подчеркнул, что сейчас, ознакомившись с «новым видением» армянского премьера, он поверил в наличие «новой возможности, которая принесет благополучие Армении и армянскому народу». Судя по всему, Пашинян убедил Гарибашвили в серьезности своих продекларированных в эти дни намерений. Быть может, это уже немало, если иметь в виду, что о каком-то «новом видении» армянской стороны, традиционно находящейся в плену у мифов и иррациональных установок, говорить доселе вообще не приходилось. Пашинян настаивает на том, что «стабильность и мир в регионе являются долгосрочной стратегией Армении», ради их достижения она «готова приложить соответствующие усилия». Но понимает ли он, что времени для практического подтверждения выраженной «готовности» у него и Армении не так-то и много?

Новая региональная реальность, утвержденная в результате победы Азербайджана в 44-дневной войне, открывает перед всем Южным Кавказом невиданные интеграционные перспективы. Но затягивание с их реализацией недопустимо с точки зрения интересов мира и многостороннего сотрудничества в регионе. Неслучайно, Президент Азербайджана Ильхам Алиев четко дал понять, что предложение Баку к Армении о скорейшем заключении всеобъемлющего мирного договора имеет временной лимит. И поскольку конкретные шаги на этом пути необходимо предпринимать уже сейчас, можно считать, что для самого Пашиняна уже наступил настоящий момент истины.