Загрузка...

Освобождение города Шуши – сердца Карабаха, фактически, означает переломный момент в освободительной войне, начавшейся 27 сентября. Что будет дальше? Пойдет ли Армения на переговоры, выведет ли войска, оставшиеся на еще не подконтрольных азербайджанским Вооруженным силам территориях?

Своим мнением в беседе с Media.Az поделился известный российской общественный деятель, политолог, генеральный директор Института политических исследований Сергей Марков:

— Я начну с того, что руководству Армении давным-давно нужно было пойти на переговоры. Если бы они начались еще два месяца назад, то не было бы боевых действий, не было бы военного поражения Армении. Не была бы освобождена Шуша, а сейчас уже речь о Степанакерте (Ханкенди – ред.). Баку был готов на план урегулирования, основанный на «мадридских принципах» и «казанской формуле». То есть передачу семи районов в обмен на экономическую деблокаду Армении, демилитаризацию. При этом оставались бы два коридора из Армении в Карабах.

Но Никол Пашинян занимался провокациями, боялся пойти на компромисс. И вот теперь война. Азербайджан побеждает. Но даже в начале войны руководство Армении не пошло на перемирие, когда можно было выторговать что-то среднее между полным освобождением Нагорного Карабаха и «казанской формулой».

Сейчас Армении нанесено полное поражение. Совершенно очевидно, что Азербайджан готов к полному восстановлению контроля над всей территорией (оккупированной – ред.). Это тяжелые условия для Еревана, но и сейчас не поздно пойти на переговоры. Если этого не случится, то армянские войска окажутся в окружении, будет множество напрасных жертв с армянской стороны, военнопленные. И этого армяне Пашиняну не простят.

Трусость и одновременно гонор завели армянского премьера в тупик. Никол Пашинян – главный виновник войны, главный виновник поражения Армении.

— Но о чем сейчас, теоретически, Ереван может вести переговоры с Баку?

— О том, каково должно быть положение армянской общины в Азербайджане. Есть несколько вариантов. Первый: армянская община покидает территорию Нагорного Карабаха и уходит на территорию Армении.

Второй вариант предлагает Президент Азербайджана Ильхам Алиев. Речь о большой культурной автономии, например, как в Южном Тироле (автономная провинция Италии – ред.).

Третий вариант, самый маловероятный в нынешних условиях – политическая автономия. Да, Азербайджан может пойти и на это, при условии, что в Карабахе не будет преобладающего армянского населения, в Баку хорошо помнят прошлые события, когда произошло отсоединения Карабаха при помощи Армении. И здесь еще нужны будут международные посредники, как гаранты этой автономии. Но, как я уже сказал ранее, считаю этот вариант практически нереализуемым.

Сейчас, после военной победы, Азербайджан не пойдет ни на какие международные гарантии автономии, хотя ему попытаются их навязать. И, еще раз повторю, я не уверен, что Азербайджану стоит соглашаться на административно-политическую автономию Карабаха.

— Можно ли сейчас говорить о том, что Минская группа ОБСЕ – это уже прошлое, смысла в ней нет, она не нужна?

— Можно говорить о том, что МГ ОБСЕ провалилась, так как мирного урегулирования конфликта не случилось. Впрочем, оно было маловероятным.

Кстати говоря, президент России Владимир Путин скептически относился к возможности мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Он видел большую дистанцию между позициями двух сторон, неуступчивость Еревана. И я это знаю лично от него. Владимир Путин полагал, что будет именно военное разрешение конфликта.

Но, в любом случае Минская группа пока сохраняется. Вероятно, она станет предлагать Азербайджану свои услуги в качестве международного гаранта каких-то форм армянской автономии. Но если Азербайджан жестко заявит, что обойдется без всяких международных посредников в урегулировании жизни армян в Азербайджане, тогда, возможно, Минская группа прекратит свое существование.