Загрузка...

Директор Европейского регионального бюро Всемирной организации здравоохранения Ханс Клюге на пресс-брифинге в четверг, 18 июня объявил о том, что пандемия коронавируса по-прежнему находится в активной фазе во многих странах Европы, а суммарный показатель заболеваемости существенно увеличился, хотя ранее наблюдалось снижение числа случаев инфекции.

Среди стран, где наблюдается увеличение количества заболевших Ханс Клюге назвал и Азербайджан. И вряд ли случайно, что в Азербайджане принято решение продлить карантинный режим до 1 августа, кроме того, на две недели был восстановлен режим смс-оповещений в Баку, Сумгайыте, Гяндже, Лянкяране, Евлахе, Масаллы, Джалилабаде и в Абшеронском районе.

Автор книг о здоровье детей, известный доктор, советский и украинский врач-педиатр, ведущий телепередачи “Школа доктора Комаровского” Евгений Комаровский в беседе с Media.Az прокомментировал ситуацию..

— В Азербайджане, после нескольких этапов послабления, вновь ужесточают карантинный режим. Понятно, люди вышли на улицы, отправились в торговые центры, не соблюдали социальную дистанцию. В итоге в стране всплеск случаев инфицирования коронавирусом.

— Я думаю, что речь идет не только в том, что люди, скажем, нарушают социальную дистанцию. Все это легко объяснимо психологически. Понятно, что люди не могут жить в режиме ограничения, без общения. Уже несколько месяцев они отовсюду слышат слово “коронавирус”, с этим население смирилось, перестало бояться. Так что рост инфицирования закономерен.

— Но как можно объяснить феномен, если можно так сказать, соседней Грузии. Страна на Южном Кавказе, да, приняла с самого начала жесткие меры. Но там за последние дни или нет заболевших, или единицы…

— А у вас есть информация о том, сколько тестов сделано в Грузии?

— Про Азербайджан могу сказать – свыше 400 тысяч при населении в 10 миллионов. А по Грузии точных данных у меня нет.

— Это принципиальный момент. Когда я получаю информацию о том, что на Кипре нет новых случаев заражения COVID-19, то я могу поверить. Это похоже на правду, так как попасть туда можно только с помощью самолета, а всех прилетевших сразу тестируют. А вот в случае с Грузией – нет. Поскольку вокруг (в соседних странах – ред.) есть проблемы. Это больше похоже на рекламу, чтобы спасти туристический сезон.

— Хочу поинтересоваться вашим мнением по другому вопросу, не вполне медицинскому. У нас, как и во многих странах есть “секта”, отрицающая само существование коронавируса. Дошло до того, что многие пишут о том, что “поверят” в COVID-19 лишь после того, как скончаются их близкие. Что это и как это можно вообще объяснить?

— Для того, чтобы подобное сказать, не надо иметь много ума. Скорее наоборот. Чтобы поверить в болезнь надо, чтобы она кого-то убила, или привела человека на больничную койку? Еще раз повторюсь, мы тут, скорее всего, имеем дело с дефицитом мозгов у тех, кто подобное заявляет. К сожалению, люди очень управляемы, о чем и свидетельствуют последние события. Уровень образования оставляет желать лучшего. Люди еще и склонны искать подвох в том, что говорят государственные деятели. А социальные сети – вообще механизм для манипуляций.

При этом, хочу отметить, что люди уже пресытились темой коронавируса. В феврале-марте мне поступало от 500 до 600 писем с вопросами о COVID-19 в день. А что сейчас? Максимум три письма в день на эту тему. И это при том, что количество заболевших растет во всех странах мира. Люди просто не хотят об этом слышать, они устали.

— Больных коронавирусом часто подключают к аппаратам ИВЛ (искусственная вентиляция легких). Но в некоторых случаях используют ЭКМО (экстракорпоральная мембранная оксигенация), его применяют у нас для лечения заслуженного артиста Бахрама Багирзаде, которого любит вся страна. В чем разница между ИВЛ и ЭКМО?

— Аппарат ИВЛ, по сути, это устройство, которое работает как насос, доставляющий воздух в легкие, и потом его откачивающий, помогает дышать пациенту. Этот аппарат, если он хороший, может регулировать давление подачи воздуха, очищать, увлажнять и т.д. Если поражение легких тотальное, то ИВЛ уже ничего не может сделать.

А ЭКМО — это уже другое. По сути, это искусственные легкие, кровь проходит через аппарат, она насыщается кислородом. Таким образом, выигрывается время, чтобы организм выработал иммунитет и победил инфекцию в легких. Это, конечно, дорогостоящая процедура. Шансы на выздоровления есть, но, конечно, если используется ЭКМО, то все очень сложно. Я не знаком лично с Бахрамом Багирзаде, но желаю ему выздоровления!