Центральной новостью прошлой недели стало событие в Иране. Обострение внутриполитической ситуации в Иране вызвало много вопросов, главным из которых является то, насколько регион готов к такому исходу событий. Выход ситуации из-под контроля в Иране может дестабилизировать ситуацию на всем постсоветском пространстве, а также в регионе Кавказа.

О том, насколько Азербайджан и кавказский регион готовы к хаосу в Иране, рассказала в интервью Oxu.Az эксперт, замдиректора Baku Network Гюльнара Мамедзаде.

— Как вы оцениваете ситуацию в Иране, и какого дальнейшего развития событий вы ожидаете?

— Весь мир следит за событиями в Иране. Но оценивать ситуацию в такой стране, как Иран, достаточно сложно без знания и понимания тонкостей внутренней политики, ментальных и социокультурных особенностей иранского общества.

Как представляется, природа недавних протестов в Иране питается из двух источников – как внешних, так и внутренних, регулируемых спецслужбами всех заинтересованных сторон.

— Вопрос в другом: кто среагировал раньше, забросив провокационные шары – свои с целью упреждения или чужие в качестве предупреждения? 

— Возможно, внешние факторы, связанные с интересами американо-израильского тандема, с подачи Трампа активировали противоречия в среде ведущих политических сил в Иране, которые условно позиционируются как «реформаторы» и «консерваторы», раздирающие одеяло власти на фоне беднеющего населения.  Возможно, нужен был такой политический всплеск, чтобы выявить соотношение сил и настроений внутри страны в преддверии возможных угроз, а также зафиксировать реакцию внешних оппонентов.

В итоге, зазвучали заявления с подачи Хаменеи и Роухани, демонстрирующие, что инстинкт самосохранения приведен в действие, и центры власти пока не утратили способность договариваться на фоне фундаментальных угроз устоям режима.

С другой стороны, проявляется реакция международного сообщества, на основе чего накапливаются выводы, которые будут использованы на следующих этапах.

Данный вопрос вынесен на заседание Совета безопасности ООН, уже звучат тенденциозные мнения американских политиков, в частности, о возможности повторения в Иране сирийского сценария в той или иной версии. Это тоже интересный вопрос, но отдельная тема.

Конечно, если на предыдущих этапах санкционного давления Запада в иранском обществе превалировал тренд на внутреннюю мобилизацию и консолидацию, то в настоящее время система стала более уязвима, прежде всего, изнутри.  Идеи революции подпитывали относительную социальную справедливость в обществе, но хватило нескольких десятков лет, и коррозия социального расслоения в комплекте с устаревшими патриархальными порядками несколько подточили устойчивость системы.

Более того, крупные государства в погоне за глобальными амбициями ввязываются в мировые конфликты, безмерно истощая материальные и человеческие ресурсы своих стран, тем самым провоцируя внутреннее недовольство. А это самая сильная производная для расшатывания стабильности даже в такой стране, как Иран.

— Иран не простая страна региона и от того, как ситуация будет развиваться в этой стране, будет зависеть и влиять на многие страны региона, в том числе и на Азербайджан. Какие риски существуют для Азербайджана в условиях ухудшения ситуации в Иране? 

— Безусловно, влияет и будет влиять. Прежде всего, на ближайшее региональное окружение. В частности, это Россия, Турция, Азербайджан, Армения. В чьих интересах выдернуть Иран из связки с Россией и Турцией, принимающей все более осязаемый формат нового мирового центра силы, ответ на поверхности. Но речь не только о крупных игроках, но и мелких. Вряд ли, например, Армении импонировала перспектива сближения Ирана с Турцией и Азербайджаном, или реализация проекта «Север-Юг» с участием Тегерана, Москвы и Баку. В текущей ситуации ни Турция, ни Азербайджан, ни Россия не заинтересованы в дестабилизации Ирана, поскольку слишком большие ставки сделаны на транснациональные и совместные региональные проекты.

Для Азербайджана, прежде всего, риски связаны с вероятностью провисания связанных с Ираном масштабных проектов и возможным чрезмерным потоком в страну выходцев из Южного Азербайджана.

Азербайджан, как пространство, сохраняющее внутреннюю стабильность и мультикультуральные традиции, уже сейчас привлекает все большее внимание выходцев из стран этого большого региона, пока преимущественно через призму туризма.

— Есть ли вероятность того, что возможная дестабилизация Ирана повлияет на стабильность всего кавказского региона, в том числе и России?

— Безусловно. Но вряд ли масштабная дестабилизация в Иране произойдет, тем более в краткосрочной перспективе. Скорее, следует ожидать трансформации системы власти как таковой с последующим изменением структуры общества, не исключая минимизации фактора религиозного влияния. Но это процесс, и как он будет протекать, насколько болезненно для иранского общества, с какими рецидивами для стран региона, пока однозначно прогнозировать сложно.