XƏBƏR LENTİ

Sorğu

2019-cu ildən gözləntiləriniz nələrdir?

Nəticələr

Amerikanın Nyu-York ştatında Byanka Devins (Bianca Devins) adlı 17 yaşlı İntagram-bloqer qətlə yetirilib.

BAKU.WS xarici KİV-ə istinadən xəbər verir ki, cinayət törədilən ərəfədə qızla onlayn əlaqədə olan 21 yaşlı yerli sakin Brendon Klark (Brandon Clark) şübhəli qismində saxlanılıb.

O, öldürülmüş bloqerin fotolarını sosial şəbəkələrdə paylaşıb.

Polis cinayətin dəqiq motivlərini araşdırır. Versiyalardan birinə görə, Klark qızı təqib edib.

Fanatı 17 yaşlı bloqer qızı öldürüb, şəklini paylaşdı - FOTO
BAKU.WS

QALEREYA

Загрузка...

 Dostlarımızın xəbərləri

В Ханкенди разворачивается классика кровавого жанра

Руководители Армении продолжают изощряться на почве тиражирования мысли о принадлежности Нагорного Карабаха Армении, но она все более выпукло дает знать о глубоком внутриполитическом кризисе страны. Центровым фигурам правительства поручено повторять, как священную мантру, тезис о неотделимости азербайджанского Карабаха от Армении. В классическом понимании мысль рассчитана не только для внутреннего пользования, а адресно ориентирована подневольному населению оккупированного региона, которое содержится под дулами автоматов. Центральная власть не в состоянии управиться с опасной массой, той самой, которую в конце прошлого века ереванские бонзы национализма настропалили против Баку. Сегодня Никол Пашинян пытается найти механизм ее мягкого подавления. На сегодня карабахские азатутюны это фактические преступные элементы, которые превратили регион в свою вотчину, а сограждан – в заложников. Пашинян с его пресловутой революционной стихией и демократическими разработками не только неприемлем в одичавшей среде, он там еще и персона нон-грата. Не жалуют в отколовшемся пространстве человека, который говорит на непонятном языке. Но еще больше его не принимают потому, что он чужеродный для сепаратистов элемент, и никому его революция с размытыми целями и нулевыми приобретениями не нужна. Однако выборы «президента» в мрачном крае – вещь слишком серьезная, чтобы их проигнорировать. Собственно, Пашинян туда и направился, чтобы под формальным поводом участия на открытии всеармянских игр прощупать расклад и определиться, на кого же опереться. Он осторожно маневрирует, пускается в пляс под азербайджанский танец «кечари», но его ведь тоже щупают и, похоже, и находят слабенькие места. Пока есть время до «президентских выборов» в никем непризнанном образовании, говоря спортивным языком, идет гонка преследования. Но у премьера задача более сложная, ибо все поиски и старания направлены на нейтрализацию враждебного логова вооруженных оппонентов. Взрывной потенциал внутриполитических распрей Армении только нарастает, и не видно ни одного решения, чтобы на его базе выстроить парадигму относительной стабилизации. Проблемы страны и оккупированной части Азербайджана норовят вылиться в боевое столкновение, и чтобы его избежать, Ереван вынужден перепробовать все альтернативы. Но перспективой мирного захвата пока не пахнет. Оно и понятно, революционному премьеру, коль риски только растут,  остается лишь обещать счастливый разворот, не подвергая сомнению армянскую суть Карабаха. Программой минимум для Пашиняна определена нейтрализация боевого крыла карабахского движения, а уже следующим этапом, или задачей максимум обозначена программа реформ. Вторым сегментом купить простых людей, которые так особенно ничего и не решают, сложно. Скорее Ереван готовится к штурму, и на данном этапе вынужден внушать всем мысль о принадлежности сепаратистского региона к Армении в качестве дежурного посыла. Ясно, как божий день, что взятие Карабаха для новой власти задача более сложная, чем взятие власти в Армении. Год с небольшим назад ереванский поход увенчался успехом, поскольку удалось сколотить массы и превратить ультиматум экс-премьеру Сержу Саргсяну в точно стреляющее оружие. Тот сдался. Но теперь ситуация иная, у сепаратистов боевое оружие наготове, и они неоднократно показывали, что «Карабах» это их завоевание, и ни с кем делиться не собираются. Правда, карабахцы свои позиции в Ереване утратили, однако больше отступать им некуда. Пашинян не в состоянии направить ереванскую уличную колонну в Ханкенди, чтобы разом решить проблему. Как минимум необходима тонкая дипломатия, и, прежде чем остановиться на каком-либо из вариантов, нужно попробовать на зуб все варианты. Созданный Пашиняном «альянс Армении с оккупированным азербайджанским регионом» один из них, и с его помощью Ереван хочет разбавить ситуацию, следом вырвать с корнями опасный сегмент и избавиться от него с помощью взрыва в безопасном для себя месте. Но местные заправилы тоже не сидят сложа руки, и организационно маневрируют. Создают партии, называя их демократическими. Под такого рода вывески встраиваются отъявленные бандиты, кто лично расстреливал азербайджанцев, учинял расправы над мирными жителями Ходжалы. Имена их известны, и они настолько омерзительны, что нет надобности их называть. Кровью их не испугать, потому премьер излишне осторожен, и пытается действовать наверняка. Пока пробует привлечь на свою сторону улицу Ханкенди душещипательными россказнями о преимуществах победившей демократии, азатутюны перегруппируются. Вызволение из ереванской тюрьмы Роберта Кочаряна при участии ограниченного карабахского десанта продемонстрировало прыть и возможности противников новой власти. Премьер взвешивает все ходы, дабы избежать фальстарта. К тому же он играет на чужом поле, где могут быть любые сюрпризы. Чтобы усыпить бдительность противников и ублажить массу, он и выделил в рефрен лозунг «Карабах – неотъемлемая часть Армении». Что она даст революционной власти, станет ясно после момента истины. Не обязательно, чтобы он совпал с днем выборов. Не исключено, что кто-то выстрелит раньше времени. А может все дождутся дня голосования, чтобы оттолкнуться от результатов, и тогда пост-выборный этап точно окажется знойным. И вряд ли кому-либо вспомнится принадлежность Карабаха, который итак стоил большой крови. Но кто-то определенно считает, что ее было мало. И пусть. Тофик Аббасов, аналитик

Марш малодушия: чем он обернется для революции

Политические технологии существуют ради рационализации управления, которое должно приносить эффект в достижении целей. Седьмые всеармянские летние игры, что проходят на оккупированных азербайджанских землях, тоже политтехнологический ход. Судя по замыслу устроителей, они призваны покончить с раздробленностью армян, которые разбросаны по миру, имея национальную государственность. Собственно, причинно-следственные мотивы этой фрагментарности достаточно общеизвестны, чтобы говорить о них. Другое дело, что официальный Ереван ударился в заботу, чтобы объединить разнородную массу, вселить в нее чувство солидарности на скользком изломе. Миссию объединителя взваливает на себя пламенный трибун Никол Пашинян, неугомонный лидер "народной революции", который в борьбе с фрагментарностью на площади Ханкенди объявил о "всеармянской революции" и объединении Карабаха с Арменией. Получается, что судьба Карабаха должна сыграть цементирующую роль в общепланетарном строительстве. Пашинян много и высокопарно говорил о значении революции, ее влиянии на массовое сознание, заявив, что ценности революции - это всеармянские понятия. Правда, забыл уточнить, в чем их суть и насколько они смогли изменить положение в дряхлеющей стране к лучшему. Но уверенно провозгласил, что «переосмысление ценностей поставит Армению и ее народ в один ряд с демократическими государствами и народами мира». Довольно громкая и, надо сказать, обязывающая мысль, если вспомнить, что демократические страны давно не практикуют вандализм в межгосударственных отношениях. Маниакальная увлеченность необоснованными территориальными притязаниями, что характеризует поведенческую линию Еревана в регионе, вывела его из орбиты нормального существования. Это и есть первопричина проблемного положения Армении, которой в тягость вооружиться здравой моралью добрососедства и стать нормальной частью Южного Кавказа. Но мыслимо ли в условиях системной недостаточности озвучивать и пропагандировать здоровые демократические ценности?! Способ оказания воздействия на сознание и поведение армянской массы Пашинян избрал верно, но только цели, им определенные, опасны и размыты. Его демократический танец на площади Ханкенди может и вызвал бурные впечатления, однако изумил участников церемонии сугубо эмоционально.  Заставить людей поверить в химеру - задача непростая, тем более в условиях брожения и политического вакуума. Если оценивать его речь в структуре подковерной борьбы, которую ему навязали карабахские «герои» войны, все обстоит куда проблемно и непредсказуемо. Революция выдохлась, напирая на разговорный жанр и приукрашивая достоинства виртуальных перемен, Пашинян думает об одном - как бы уцелеть и не лишиться власти перед лицом реальной опасности. Ясно, как божий свет, что подлинная демократия никогда не мирится с насилием, силовыми методами в политическом управлении. Разве в Армении с ее оккупационной политикой есть место цивилизованным достижениям? В стране, где давно и надолго утвердились зловещие ценности и варварские принципы, по определению не может родиться демократия со свободой выбора. Способы прямого принуждения и физического насилия - это бич армянской политической традиции, которая благополучно срослась с пещерным пониманием своей исключительности в сообществе. Заявление Пашиняна «Карабах – неотъемлемая часть Армении» вызвало  однозначно негативную реакцию в Азербайджане, Турции и в других странах. Но встает вопрос – а мог ли он себе позволить озвучить что-либо иное? Со стороны он выглядел жалким и уязвимым. Приехал-то не в родные пенаты, а в чужеродную среду, где бандитское отродье готово в любой момент снести ему голову. Он одержим желанием утвердить революционную власть там, где он все еще никому не указ. Чтобы не гневить мракобесов с убогими националистами, кормящихся из рук диаспоры, вынужден лебезить и угодничать. Нет у Пашиняна рецепта лечения сепаратистской болезни. Хваленая диаспора настолько свирепо дрессирует карабахских питомцев, что внушить им что-либо здравое не представляется возможным. Лидеры провинциальной массы поддаются только команде «миацум». Отсюда все выводы. Если даже на предстоящих «президентских» выборах Пащинян протащит своего выдвиженца, и это еще не станет логическим финалом его борьбы. На словах он ради всеармянских идей соглашается на привлечение потенциала диаспоры, но в душе понимает, что все беды Армении, впрочем, как и карабахцев, от внешних заказчиков, которые любят родной очаг издалека. Карабахский проект для диаспоры и мирового армянства, к которым Пашинян неистово апеллировал, дойная корова, которая приносит барыши. Это раздолье для теневого спонсорства. Когда премьер говорит о репатриации, как об одном из приоритетов, внутри себя понимает, что она давно стала мифической целью. В действительности она является одним из работающих каналов отмывания грязных денег. Разумеется, они проходят мимо бюджета, и Пашиняну остается лишь грезить о том дне, когда станет полноправным хозяином положения и обзаведется управлением черной кассой под названием Карабах. При всех случаях не следует ему забывать о факторе настоящего хозяина карабахских земель. Он ведь не дремлет. Наконец, предшественники Пашиняна – Роберт Кочарян и Серж Саргсян тоже объявляли Карабах неотъемлемой частью Армении, но на словах. Для юридического оформления духу не хватило. Так что, марш малодушия продолжается. Тофик Аббасов, аналитик

Сможет ли Анкара снова отвергнуть план Вашингтона?

Накопленный за долгие годы борьбы с террором спресованный опыт доказал бессмысленность ведения переговоров с теми, кто ради достижения гнусных целей проливает кровь и подрывает порядок. Неизменным спутником в планах разрушителей остается идеология запугивания сообщества. Внушая страх и неуверенность оппонентам, терроризму, нет-нет, да иной раз удается маневрировать и вести преследователей по ложным следам. Все бы ничего, если б ему не ассистировали влиятельные силы. Затянувшееся противостояние с террором в Сирии актуализирует вполне реальный вопрос – когда же будет поставлена окончательная точка в войне, унесшей сотни тысяч жизней и ввергнувшей некогда стабильную страну в гуманитарную катастрофу? Хроника событий и скрытые смыслы доказали, как отдельные страны, ведя двойную игру, способствовали расширению поля маневра для террористических групп. Сегодня, когда президент Турции Реджеп Эрдоган объявил о готовности провести антитеррористическую операцию к востоку от Евфрата, опять засуетились США. Из американского госдепартамента поторопились сообщить, что цели президента Трампа и госсекретаря Помпео в Сирии заключаются в том, чтобы «избежать образования вакуума в сфере безопасности, который может привести к дестабилизации положения в регионе». Ранее глава оборонного ведомства Турции Хулуси Акар уже поставил Вашингтон в известность о намерении приступить к односторонним шагам, которые тоже подразумевают нейтрализацию угроз. Теоретически два союзника мыслят в одном русле, но отныне будут действовать по-разному. По идее Вашингтон должен возрадоваться решительности Анкары, однако для американского восприятия не все, что соответствует нормальным понятиям, есть добро. Конкретный случай снова убеждает, что американцев умом не понять. У гегемона свои причуды и пристрастия, и зачастую они не укладываются в рамки разума. Почему? Потому что Вашингтон принял за правило практику кормежки с рук не только сателлитов в лице собственноручно созданных марионеток, которые играют роль инструмента в продвижении собственных интересов. Есть множество душераздирающих примеров, раскрывающих подноготную грандиозного проекта борьбы с исламским террором, где функцию заказчика, модератора и оператора выполняет один персонаж. Тут и доказывать ничего не надо, все сшито белыми нитками. История двурушничества и бескрайнего лицемерия опять повторяется в конкретном месте с характерными показателями. Представители Турции, России и Ирана, как государств-гарантов сирийского урегулирования, после встречи 2-го августа в Нур-Султане подтвердили приверженность суверенитету и территориальной целостности Сирии. Они подчеркнули необходимость установления спокойствия на местах путем осуществления ранее принятых соглашений. Меморандум от 17 сентября 2018 года играет роль отправной точки, где черным по белому фигурирует обеспокоенность в связи с расширением присутствия террористической организации «Хаят тахрир аш-Шам» в регионе Идлиба. Союзники решили продолжать действия для окончательной ликвидации ИГИЛ, Фронта «ан-Нусра» и других групп, связанных с международной сетью. Безопасность и стабильность на северо-западе Сирии не может установиться без восстановления территориальной целостности страны. Представители тройки отвергли все незаконные инициативы по самоуправлению, культивация которых сродни реанимации сепаратистского плана, который в начале 2010 года был спущен для расчленения Сирии. Госдепартамент США всерьез обеспокоен планами турецкой армии провести операцию. Вашингтон считает, что односторонние действия могут поставить под удар американских военнослужащих, которые находятся поблизости. Не пора ли вопросить – с какой целью американские военные там все еще находятся? Вашингтон считает турецкое соло неприемлемым, призывая Анкару к совместным действиям, но, не конкретизируя смысла и специфики предполагаемых видений и планов. США активно приглашают союзника к продолжению интенсивных дискуссий о зоне безопасности, но отвергая планы конкретных действий. Но нужна ли Анкаре одна говорильня, если от нее безопасность становится все более зыбкой?! Для Турции не виртуальная, а реальная зона безопасности стала вопросом жизни и смерти. Иначе не стал бы Эрдоган выводить на передний план фактор нескончаемых провокаций и обстрелов с сирийской территории. На этом фоне отсебятина курдских формирований относительно самоопределения уже превращается в фактор серьезной угрозы. История показывает, что Америка никогда не отказывается от кардинальных планов. На заре сирийских событий свержение Башара Асада было обозначено Вашингтоном в качестве программы-минимум, после которой распад страны с созданием новых государственных образований для курдов и христиан Ближнего Востока, должно было стать задачей программой-максимум в исполненном виде. Не вышло, потому США уже после шока в связи с разгромом сети Ан-Нусры и Исламского государства были вынуждены на ходе менять планы. Они возложили главную нагрузку на курдов, в которых немерено вложились. Там еще и Израиль подыгрывал, помогая концентрации боевого потенциала в регионах вдоль турецкой границы. Анкара нацелена разобраться с боевым неконтролируемым потенциалом к востоку от Евфрата на севере Сирии, где балом пока еще правят курды. Африн, Джараблус и Аль-Баб со слов Эрдогана зачищены, теперь остается последний оплот за рекой. Теоретически США ничем не рискуют, если не брать во внимание фактор безопасности американских военных. Их-то Трамп неоднократно пытался вывести из горячей зоны, однако ставка, поддакивающая президенту, но исполняющая предписания военно-аналитических и специальных служб, действует по-своему. Турции же все время перепадает взрывчатый материал. Разрываясь, он доставляет много хлопот жителям турецкого юга, которые вот уже без малого десять лет вынуждены смотреть в оба, дабы уцелеть. Если сытый голодного не разумеет, точно также инициатор провокативной политики не возьмет в толк беспокойство людей, живущих у огнедышащего вулкана. Вот почему Анкара обвиняет Вашингтон в саботировании процесса создания зоны безопасности и нейтрализации «отрядов народной самообороны» курдов. Они были и остаются союзниками Вашингтона в так называемой борьбе западной коалиции с «Исламским государством». Коалиции, которая так себя и не реализовала. Заявление Эрдогана о том, что Россия и Соединенные Штаты уведомлены о предстоящей операции, свидетельствует об одном – решение принято, и обратного хода не будет. Тут в самый раз вспомнить, как Вашингтон настойчиво добивается сколачивания новой коалиции для противостояния Тегерану в зоне Персидского залива под видом борьбы за безопасность судоходства. По тому, как от нее открещиваются ведущие государства Европы, Австралия, становится ясно, что слово Вашингтона потеряло магическую действенность. Сдается, все дело в том, что Америка во всем возвышает собственные интересы, забивая ожидания и требования партнеров. Турция в этом не только убедилась, но и первая решила сделать выводы адекватными действиями. Тофик Аббасов, аналитик

medianews